ribaki_v1_02.jpg

Характеристики спиннингов Gary Loomis

Уважаемые, рыболовы и посетители! В данном разделе сайта  размещаются статьи и публикации на рыболовную тематику, авторами которых являются зарегистрированные пользователи интернет-сообщества Fish-Club.Net из числа опытных рыболовов, которые делятся с нами секретами своего мастерства. В публикациях открыта возможность оставлять комментарии и мы всегда будем рады Вашему объективному мнению относительно обсуждаемой темы.

Внимание!!! Все публикации уникальные и авторские права пользователей контролируются на предмет незаконного копирования в сети Интернет!

Добавить публикацию | Мои публикации


Характеристики спиннингов Gary Loomis
25 Августа 2012

Характеристики спиннингов Gary Loomis

ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ

Gary Loomis в бланкостроении началась счастливо в 1964 году на берегах одной из его любимых стилхэдовых речек в штате Вашингтон. Он тогда только уволился с флота, стоял месяц май, и был ход стилхэда. Летом его уловы были «просто неправдоподобны», но когда оно миновало, Гэри увидел, что его проверенная снасть уже не работает так, как хотелось бы... Будучи механиком, он хорошо усвоил, что для каждого дела должен быть подобран подходящий инструмент...

Вот, что рассказывает сам Gary Loomis.

Май прошёл, вода стала спадать, рыба оставалась в реке, но всё труднее становилось уговорить её на поклёвку, я стал осознавать, как важна подача приманки - каждый раз, когда я ставил тоньше лесу, я ловил больше рыбы. Я дошёл до лесок 6-8 lb. Рыба брала, но леса рвалась. Я раздумывал и так, и сяк..., анализировал и пришёл к выводу, что леса уверенно держит сильные потяжки рыбы, это не проблема. Она рвётся при резких рывках. То есть, требовалось удилище, которое гасило бы эти рывки, не давая леске порваться. Но ведь именно так и работают нахлыстовые удилища! Я пошёл в местный рыболовный магазин и купил стеклопластиковое нахлыстовое удилище 7 класса. Дома переделал рукоятку, поставил катушкодержатель, примотал спиннинговые кольца. В итоге получился спиннинг 10,5 футов длиной, с которым я смело мог управляться с леской 6 lb, без риска порвать её.

Затем, когда уровень воды ещё больше понизился, и она стала ещё прозрачнее, я пришёл к тому, что нужно ловить уже на лесу 4 lb, иначе поклёвок очень мало. Моё переделанное в спиннинг удилище 7 класса было слишком мощным для этого. Снова пошёл в магазин и на этот раз купил себе нахлыстовое удилище то ли 4-го класса, то ли 5-го...

Когда лето закончилось, я оставался единственным, кто в нашей речке продолжал успешно ловить рыбу. В день я ловил не одну, а когда четыре, когда шесть... Это уже стало действовать на нервы местным рыболовам. Однажды вечером, когда я направлялся к своей машине, ко мне подошёл один из них и спросил: «Как это так выходит, что ты один ловишь, и больше никто?». Я показал ему удилище и оснастку, но он отказывался верить, что можно ловить такой деликатной снастью. Чтобы убедить, пришлось реально показать ему ловлю в процессе, после чего он стал спрашивать, где продаются такие удилища? Я сказал, что сам сделал. Он предложил мне купить спиннинг стоимостью $100. Я в то время зарабатывал $97,20 в неделю, парень предложил за удочку больше, чем мой недельный заработок, но я отказался - удочка не для продажи! Он предложил мне $150, я снова отказался. Но когда он сказал - $200, я не устоял и продал, после чего сразу же направился в магазин, купил удилище и сделал себе в тот же вечер новый спиннинг.

На следующий день, когда я приехал на рыбалку, возле того места, где я обычно ставил машину, меня поджидал уже другой рыболов: «Это ты тот парень, который продаёт стилхэдовые удилища? Продай и мне». Я продал ему свой новый спиннинг за $200. Затем пошёл домой и объяснил жене, как их делать... Вот так я и вошёл в бизнес по производству удилищ. А потом я работал в Cascade Rods, позже перешёл в фирму Lamiglas.

РОЖДЕНИЕ ГРАФИТА

Гэри Лумис не был первым человеком, кто применил материал, который мы называем одним словом «графит», в производстве бланков рыболовных удилищ, но он сыграл большую роль на начальных этапах его освоения в этой области.
Fenwick представил первое графитовое удилище на чикагской выставке AFTMA в 1973 году. Я увидел те первые образцы и сразу же в них влюбился! Графитовые удилища были легче, жёстче и чувствительнее любого прута, что я держал в руках в своей жизни. Я сразу понял, что мы в Lamiglas должны тоже пойти этим путём, но владельцы фирмы моей убеждённости не разделяли. Как и положено хорошему работнику, я не стал их слушать, а стал собирать информацию по новому материалу. Мой первый исследовательский бюджет по этой теме составил $250. К тому моменту, когда я его израсходовал, я уже смог убедить Lamiglas, что стоит рискнуть - дело стоящее.

Следующий бюджет составил $5000, но с условием, что к очередной выставке AFTMA я должен сделать шесть различных графитовых удилищ. Вот тут-то и начались затруднения... В Сиэтле я пошёл в библиотеку, посмотреть, какие сведения я найду по этому новому материалу, но там оказалась лишь одна статья. Ничего определённого из неё я не узнал, кроме того, что материал этот применяет «Боинг». Тогда я стал у проходной «Боинга» и спрашивал каждого входящего или выходящего: знает ли он что-то про графит? Или, может, знает кого-то, кто знает? В первый день я никого не нашёл, на второй пришёл снова. Один из сотрудников «Боинга» подошёл ко мне и спросил: «Послушай, ты ведь стоял здесь, кажется, и вчера?». Я ответил, что и завтра тоже буду стоять... Тогда он посоветовал мне не тратить напрасно время, а пойти к другому входу, которым пользуются инженеры.

(Простите, не могу удержаться - представил себе, как какой-то парень в СССР в 70-е годы подходит к проходной мощного предприятия, где разрабатывают и производят много всего разного, в том числе самолёты для ВВС, и пристаёт к сотрудникам с расспросами про последние технологии... Нужных «сотрудников» он бы быстро увидел, они бы сами к нему подошли).
Я воспользовался его советом, и у того входа мне посчастливилось встретить джентльмена по имени Harry Mathison. Он был инженером и как раз занимался графитосодержащими композитными материалами. А всего таких спецов в мире на тот момент было четыре человека. Мистер Mathison согласился поговорить со мной про графит.

Я пригласил его вместе пообедать. Потом позавтракать. Потом на ланч. Я не отставал от него до тех пор, пока он не согласился помочь мне разработать удилища. Он привлёк своих людей, и мы начали изучать закономерности изгиба графитовых трубок. Материал тогда ещё только осваивался, его применяли в конструкциях самолётных крыльев, никто численно не представлял параметров гибкости трубчатых конструкций из графита. Мы должны были сделать определённое количество трубок, гнуть их до излома, обработать данные и получить формулу, имея которую впоследствии можно было бы разрабатывать бланки с нужными характеристиками на компьютере, вместо того, чтобы наобум изготавливать опытные образцы, а затем смотреть, как они гнутся под нагрузкой.

Через полгода, в 1974 году, у нас была эмпирическая формула и 32 модели бланков. Увы, они не были такими лёгкими, как бланки от Fenwick, те весили в 6 раз меньше, чем аналогичные стеклопластиковые, а наши - только в три раза. Я не знал тогда, что Fenwick столкнулся с большими проблемами в части прочности бланков, они были очень ломкими.

Время и деньги, потраченные нами на разработку формулы изгиба графитовых бланков, когда дело дошло до реального производства удилищ, вывели нас вперёд. Наши удилища были тяжелее, но они не ломались!

Проблема Fenwick была в том, что, во-первых, они не привлекли специалиста по композиционным материалам к разработке бланков; во-вторых, они не учли, что графит не только в 6 раз легче стекловолокна, но и вдвое уступает тому по прочности - сделав удилище в 6 раз более лёгкое, они сделали его в 12 раз более хрупким на излом.

В те времена лидерство Fenwick в области производства удилищ было бесспорным, а тут на выставке AFTMA появляемся мы и пытаемся убедить всех в преимуществах графита над стекловолокном. Хрупкость графитовых удилищ от Fenwick стала проблемой и для нас - если уж у такого авторитета, как они, графитовые удочки ломаются, как спички, то что говорить о других производителях?..
В тот наш дебютный год я не продавал удочки, я продавал графит. На выставке я предлагал всем лично протестировать графитовые удилища на предмет прочности. Я сделал фанерный ящичек размером 6 на 6 дюймов, внутрь поместил 5 фунтов свинца, закрыл ящик и прикрепил вертлюг. Я оснастил 9-футовое удилище 8 класса катушкой и шнуром, и когда посетитель подходил к нашему стенду, я совал ему в руки удилище, предлагая поднять им ящичек и определить, какой вес он поднял; если угадает - получит в конце выставки комплект: удилище и катушку. За неделю «подход к снаряду» проделали человек восемьсот. Восемьдесят процентов из них не смогли оторвать ящичек от пола, другие - чуть приподняли, и лишь один процент составили те, кто смог поднять.

В субботу после обеда подошёл высокий, крупный мужчина. Я протянул ему удочку и предложил поднять груз. Он пощупал удилище и вернул мне со словами:

«Отличная удочка, не хочу её ломать». Я сказал, что удилищем можно поднять 8 фунтов. Он с сомнением посмотрел на меня... Попробуйте, настаивал я. Пока мы с ним препирались, вокруг уже собралась толпа человек в триста, там уже делали ставки, я сам слышал, как на кон ставили $600!

Мужчина согласился и стал поднимать ящик, тот подавался с большим трудом, и я предложил свою помощь... Я тогда ещё не знал, кто этот джентльмен... Моё предложение помочь его подхлестнуло, и он поднял груз на 5 футов от пола! Опустив ящик, он воскликнул: «Это чёрт, а не удилище!». Как оказалось, то был Ted Williams из Зала Славы бейсбола, один из моих школьных кумиров! В том году он купил у меня 13 удилищ.

Если графитовый бланк спроектирован и построен с учётом свойств материала, он прочен. Именно то, что я привлёк к разработке специалистов, сделало Lamiglas первым поставщиком надёжных графитовых удилищ».

Гэри Лумис покинул Lamiglas в 1978 году и попробовал развить новое дело, которое он начал, работая на Lamiglas - изготовление графитовых стрел для лука. С Lamiglas всё складывалось непросто, продавать Лумису этот бизнес они не собирались.

Гэри вспоминает: «Уходя из Lamiglas, я и не думал конкурировать с ними на рынке удилищ, но дело по производству стрел не пошло, и в 1980 я основал Loomis Composites. В 1981 году правительство призывало бизнесменов создавать совместные предприятия в странах, дружественных США, обучать там персонал, передавать технологии, с тем, чтобы способствовать их экономическому развитию. Именно тогда я учредил на Тайване, совместно с местной фирмой Taiwan Tackle, фирму по производству удилищ Loomis&Franklin. Но вскоре я оставил и Loomis&Franklin, и Loomis Composites.

зато, как начиналась фирма G.Loomis, вообще замечательная история! Я тогда работал в компании Sherman Machines. В один прекрасный день пришёл домой и сказал жене, что нам нужно серьёзно поговорить.

Она спросила: «О чём?».

Я объявил, что теперь уже точно знаю, чем хотел бы заниматься всю оставшуюся жизнь. Но чтобы начать дело, мы должны продать всё, что нами нажито - у меня уже накоплен большой опыт, и я открою новую фирму, чтобы делать удилища!
Жена лишь сказала: «Я лучше присяду...».

И мы продали всё, что имели... За следующие полгода я заново разработал всё оборудование, необходимое для производства бланков, оставалось сделать ещё один агрегат, и фирма готова была приступить к выпуску продукции. И тут в
мастерскую вошла жена и попросила меня сесть, чтобы поговорить.

«Я занят», - ответил я. «Что это за такой важный разговор, что должен бросить работу, сесть и слушать?».
- Я лишь хочу сказать, что у тебя есть любящая жена, двое прекрасных детей и $32,10, которые остались на банковском счёте.
- Да, мне лучше присесть, - сказал я.

Мы обсудили ситуацию, и я тогда решил вернуться в Sherman Machines на год, немного накопить денег, а потом продолжить строить свой бизнес. Я уже сделал определённые шаги в этом направлении, но тут мне позвонил Dennis Shiebe из Cabela's и заявил, что они хотят, чтобы я делал для них бланки. Заказ у них пока такой: по 280 бланков в день на следующие 6 месяцев. Я объяснил, что не могу - недостаёт одной важной единицы производственного оборудования, а у меня нет денег, чтобы её изготовить. Он
ничего не хотел слушать. Я повторял, что с радостью бы выполнил их заказ, но это физически невозможно! Dennis спросил: «Сколько стоит это оборудование? Сколько нужно денег? Я ответил, что посчитаю, определюсь с суммой и перезвоню.

Посчитал, и получилось, что нужно $50000. Это, чтобы изготовить оборудование, закупить материалы, полностью завершить подготовку производства. Тогда, в 80-х, это были огромные деньги, я совершенно не рассчитывал на то, что мне их дадут. Но я позвонил, раз обещал и назвал сумму.

- Если у тебя будет $50000, ты сможешь выполнить наш заказ?
Да.
- Скажи номер своего банковского счёта, - попросил Dennis.
Через три дня деньги были на моём счете, я не подписал при этом ни единой бумаги! Всё на доверии. Половину этих денег я вернул им в том же году, вторую половину - в следующем. Я продолжал делать для них бланки, пока не продал свою фирму в 1997 году. Вот так начиналась G.Loomis.

НОВОЕ ОБОРУДОВАНИЕ

Полгода я в муках разрабатывал новое оборудование для изготовления бланков. Я привлёк весь свой прошлый опыт, все знания и навыки механика, чтобы оно получилось наилучшим.

При изготовлении бланков, графитовый материал нужно оборачивать вокруг стального мандрела под очень высоким давлением. В то время стандартом в отрасли было давление 40 psi (фунтов на квадратный дюйм). Но при таком давлении иногда оставались пузырьки воздуха между слоем графита и смолой, из-за чего бланки потом ломались. Под нагрузкой на бланк действуют разнонаправленные силы - комлевая часть подвергается сжатию, вершинка, изгибаясь, растяжению. Нужно принимать во внимание не только эти силы, но и поперечную деформацию. Бланк - это полый объект, имеющий в сечении форму окружности. Но когда к бланку приложена сила, изгибающая его, эта окружность стремится принять форму овала, и если усилие будет значительным, бланк сломается. Именно здесь воздушные пузырьки и становятся проблемой - они уменьшают прочность бланка на изгиб.

Зная это, мне так важно было получить такое оборудование, чтобы при производстве накатывать препрег на мандрел под гораздо большим давлением, чем обычные 40 psi, с тем, чтобы выдавить все пузырьки воздуха из материала. Разработанное мной оборудование развивало давление 250 psi при накатке материала, причём, давление прилагалось равномерно по всей длине бланка. В результате у меня получались бланки более лёгкие, с большей плотностью, они были прочнее любых других, выпускавшихся в то время.

ПРОДАЖА G.LOOMIS КОМПАНИИ SHIMANO

Одно время я поставлял бланки почти всем фирмам, которые собирали и продавали удилища, но не имели собственного производства. То был хороший бизнес, со многими, кто заказывал тогда у меня бланки, я сохранил дружеские отношения до сих пор. Я и сейчас с удовольствием бы поставлял им бланки, сделанные мною в США - всё-таки, это дополнительные рабочие места у нас в стране.

В 1995 году врачи поставили мне диагноз - рак простаты. Я не поверил и обратился в Mayo Clinic, чтобы они провели обследование. Там не только подтвердили, что у меня рак, но и сказали, что уже распространились метастазы в прилегающие области. Последовали 37 сеансов радиотерапии. Мне внедрили 91 радиоактивный микро-излучатель в простату и наблюдали за развитием процесса. Показатель PSA (простатспецифический антиген) стал понижаться, но вскоре снова пошёл вверх. И тогда врачи объявили, что мне осталось жить 18 месяцев.

Я понимал, чтобы оставить семье средства на жизнь, лучше продать фирму сейчас, сразу. Вот так я решил продать G.Loomis в 1997 году. Было несколько предложений, некоторые из них - более выгодные в финансовом плане, чем предложение от Shimano. Но я продал фирму именно им, поскольку ещё с 60-х годов ловил их катушками и мне казалось логичным, чтобы производитель лучших катушек приобрёл фирму, производящую лучшие удилища. В Shimano гарантировали, что не будут проводить реорганизацию моей фирмы пять лет; персонал G.Loomis был, как семья, и я хотел быть уверенным, что сотрудники не потеряют работу.

Как часть сделки, они подписали со мной контракт на три года, согласно которому я становился консультантом фирмы. Со стороны Shimano предлагался контракт на пять лет, но я сказал, что вряд ли протяну столько. Обернулось так, что оставался я с ними десять лет, всё время пытаясь разъяснять им, в чём суть, смысл и идея брэнда G. Loomis.

Поначалу фирма, действительно, продолжала идти своим путём, но со временем корпорация Shimano стала всё менять в G.Loomis. Я видел, что ситуация для меня и для коллектива становится стрессовой - на работе людям приходилось балансировать между двумя центрами влияния, которые пытались направлять их в разные стороны; они были по-человечески преданы мне, но зарплату-то им платило руководство Shimano. Я понял, пришло время мне уйти. Так будет лучше для всех.

НА ЗАЩИТЕ ПРИРОДЫ

Это были хорошие десять лет... У меня было достаточно времени, чтобы заниматься возрождением популяции лосося. Я всегда любил эту рыбу, но никак свою любовь не проявлял - если только вы не считаете проявлением любви подачу её на тарелке к обеду. Я чувствовал, что пора возвращать свой долг лососю. В 1995 году я и ещё пять рыболовов создали организацию, которую назвали Fish First. Цель была такая - добиться, чтобы лосось снова заходил в Cedar Creek.

Кижуч (Coho salmon) там практически исчез, дело дошло до того, что зашли только 32 особи. Мы искренне хотели вернуть рыбу. В 1995 году мы, группа друзей, обратились Департамент рыбных ресурсов и живой природы штата Вашингтон (WDFW) с предложением провести работы по оздоровлению среды обитания кижуча, улучшению кормовой базы, запустить рыбу. В WDFW поинтересовались - а почему вы выбрали такую убитую речушку, как Cedar Creek? Мы ответили - если она убитая, то у нас ничего и не получится, позвольте нам попробовать. Они согласились. Мы взялись за работу, и через десять лет, в 2005 году, вместо 32 особей в Cedar Creek насчитали 16250! Кижуч вернулся.

Радовались мы недолго. Промысловики быстро узнали, что тут такой ход рыбы и начали ставить сети. Тут мы поняли, что нужно заняться ещё и вопросами коммерческого рыболовства. Мы выясняли, как можно влиять на законодательство в части рыболовства на национальном и местном уровнях и по ходу узнали, что есть очень сильная природоохранная организация со штаб-квартирой в Техасе, которая оперирует на Востоке и Юге Штатов. Мы предложили расширить их организацию, охватив и наш Тихоокеанский Северо-Запад, и сейчас у нас 10000 членов в штатах Вашингтон и Орегон, мы лоббируем свои интересы и в столицах штатов, и в столице государства.

НОВЫЙ СТАРТ

Я покинул G. Loomis и стал заниматься делами одной фирмы, которая частично мне принадлежала. Фирма выпускала товары для нахлыстовой ловли, а также спиннинговые приманки. Приманки, по замыслу, должны были теперь продаваться, как мои именные. Это не понравилось Shimano. Они заявили, что вместе с фирмой купили права на брэндовое имя G. Loomis, это их собственность, они через суд запретят мне пользоваться им, как торговой маркой. Как развивались события, то уже, наверное, тема для отдельного рассказа, я не готов пока объяснить всё в деталях. Но если коротко-они подали на меня в суд. Я извёл $300000 на судебные издержки, я был истощён тяжбой, и, в итоге, мы пришли с Shimano к соглашению относительно того, как я могу строить свой бизнес дальше, что я могу делать, не нарушая их интересов, а чего не могу.

И это хорошо. Как только я покинул G. Loomis, сотни разных людей звонили мне, предлагали вернуться в бизнес, который сделал меня тем, кто я сейчас есть - снова изготавливать бланки для родбилдеров. И это самое лучшее, что я могу сделать сейчас.

Я снова готов производить самые лучшие бланки в мире, на которых будут собираться лучшие в мире удилища. Не так плохо для парня, которому десять лет назад оставалось жить полтора года!

ПОБЕДА НАД СМЕРТЕЛЬНЫМ НЕДУГОМ

Мне захотелось поехать в Африку на охоту, отметить так день рождения. В Замбии мы забрались в самую глухомань. Там мой друг решил сделать мне подарок - когда мы вечером вернулись с охоты в лагерь, меня дожидались местный знахарь-колдун, его ассистенты и миссионер. Колдун с ассистентами принялись петь и стучать в барабаны. Колдун впал в транс и что-то сказал миссионеру. Миссионер спросил меня: «Не буду ли я против, если колдун возложит на меня руки?» Спрашивает потому, что там эпидемия СПИДа. Я ответил: «Пожалуйста! Со СПИДом я могу прожить лет пять, а мне доктора оставили только полтора года».
Выглядело всё действо, как в статьях из старых журналов National Geographic. Из транса колдун вышел, весь обливаясь потом. Он снова что-то сказал миссионеру, а тот передал мне: «Он говорит, что у вас всё в порядке со здоровьем, болезнь только в самом низу живота».

- Кто это ему рассказал? - спросил я.
- Сам я не знаю, чем вы больны. И не представляю, кто тут может говорить на его диалекте, - ответил миссионер.
- Если вы придёте в его хижину завтра, он даст вам лекарство. Принесите три чистых бутылки.

На следующий день мы пошли в деревню, где жил колдун, и нашли его хижину. Вошли... Там не было ничего, что напоминало бы вчерашний сеанс. Стояли три глиняных горшка, из каждого он налил жидкость в мои бутылки. Налив, он дал своему помощнику отпить немного из каждой бутылки. Не знаю, или для того, чтобы показать, что это не смертельно, или то была часть ритуала? Через миссионера он сообщил мне свои инструкции по применению лекарств.

- Сколько я должен за лечение? Как с ним рассчитаться? - спросил я миссионера.
- Дайте ему 10 долларов, это будет нормально.
Я дал «доктору» $10 и ещё купил для деревни 600 фунтов риса. Я глядел на бутылки со знахарскими микстурами и спросил жену, что она по этому поводу думает?
- Они занимались лечением тысячи лет до нас... - сказала Сьюзи.

Я стал пить те лекарства и регулярно пил их следующие 16 дней. Ясно, что это была тема для постоянных шуток, но когда, по приезде, я показался своему доктору, он сказал, что РЭА упал с 7,2 до 6,5. Про африканского колдуна я ему ничего не сказал...
Через два месяца я снова был у доктора - PSA был уже 5,8. Я снова промолчал...
Ещё через два месяца уже было 4,2. И тогда я рассказал врачу про колдуна...

- Что вы про это скажете, доктор? - спросил я.
- Как хотел бы я знать, что было в тех бутылках... - ответил он.

NORTH FORK COMPOSITES

Последние несколько месяцев Гэри Лумис, его сын Brad и Jon Bial тяжело трудились, запуская фирму по производству бланков, уже четвёртую для Гэри. Дело шло без огласки. И вот, North Fork Composites - уже реальность! Итак, что же Гэри Лумис для нас приготовил?

Мы будем создавать бланки, которые будут функциональными рыболовными инструментами, выполняющими ту работу, для которой они задуманы. Большинство компаний делают удочки, которые ловили бы покупателей; мы будем делать такие, которые будут ловить рыбу.

Мы привлекаем лучших профи-рыболовов для разработки специализированных бланков. Они точно знают, какой инструмент хотели бы иметь, мы опираемся на их опыт. Например, если я делаю бланк для ловли тарпона, я привлекаю опытных гидов, специалистов именно в ловле тарпона. И я упорно работаю с ними, чтобы добиться в бланке идеального соотношения «action» и «power», соответствующего технике их ловли.

В своё время я продавал бланки тысячам родбилдеров и большинству компаний, собиравших удилища на заказных бланках. Если я делал бланки фирме для продажи под её логотипом, я держал в секрете индивидуальные особенности бланков, это были ИХ удилища. На такой подход заказчики должны рассчитывать и сейчас. Когда ко мне обращались заказчики и просили изготовить для них «вот такой бланк», то есть, копию того, что уже продаёт другая фирма, я предлагал - давайте выясним, что вы хотите иметь? Какое удилище, для чего? Мы долго беседовали, и всегда оказывалось, что они хотят уже что-то немного другое, своё, индивидуальное. Я делал несколько тестовых бланков, отсылал им, и мы начинали успешно сотрудничать. Я скучаю по тем временам, по тем людям. Мы должны возобновить старые связи. Повторю - это рабочие места для людей в США.

ПРОИЗВОДСТВО БЛАНКОВ В NORTH FORK COMPOSITES

Рынок всегда в движении. Иногда это движение позитивное, иногда это маркетинговая суета ради оживления торговли. Уже давно я делал много бланков из борона, но ни на одном из них не поставил своё имя. Борон - это не лучший бланк, это просто свежий повод поговорить.

В North Fork мы начинаем с того, что гарантированно работает, в чём я уверен. Параллельно будем подключать новые материалы и технологии. Одна из главных задач - найти надёжных поставщиков качественных материалов. Это - ключевой вопрос. Я долго был вне бизнеса, не строил сам бланки. Заказал пару партий графита и вернул поставщикам - качество меня совершенно не удовлетворило. Я поднял старые связи, поискал и нашёл такие материалы, что пальчики оближешь! Тестирование показывает, что мы подобрали графиты на 20% превосходящие по характеристикам те, что используют большинство производителей бланков. Это настраивает на оптимистичный лад. С такими материалами я могу ещё немного подработать дизайн и сделать бланки даже лучше, чем планировал. Сейчас мы проводим исследования, экспериментируем - мы сделаем бланки следующего поколения, супербланки!..


ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
Количество показов: 11472
Рейтинг:  3.3
Короткая ссылка на новость: http://fish-club.net/~WImSR



Предложение сотрудничества для блоггеров


3.jpg



Новые водоёмы и места отдыха

 


Экипировочный центр туристического снаряжения "Турбаза"



Новые товары и услуги на барахолке 

все предложения...


05.10.2020 15:00:31 Ловля рыбы спиннингом
Микроблоги и отчёты рыболовов о ловле хищной рыбы спиннингом
05.10.2020 15:00:31 Рыболовный туризм
Обсуждение, планирование походов и сплавов по маршрутам рыболовного туризма.

Все группы